Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by

Люди и судьбы

Родители Министра

Количество просмотров:

5 марта Александр Лукашенко назначил Министром спорта и туризма Беларуси Сергея Ковальчука. Для жителей Ивановщины это не просто важная новость о кадровом решении Главы государства, а настоящая сенсация: новоизбранный руководитель Министерства – наш земляк, родители которого проживают в деревне Глинно.

«Сергей Ковальчук родился 14 августа 1968 года в селе Журавок Ивановского района Брестской области. В 1989 году окончил Одесское высшее артиллерийское командное училище, в 1999‑м — Военную академию Республики Беларусь. С 1989 по 2004 год служил в Вооруженных Силах. С 2004 года — сотрудник Службы безопасности Президента Республики Беларусь. Награжден орденом «За службу Родине» III степени, медалями «За безупречную службу» I, II и III степеней», — подают сведения из биографии Министра официальные источники. Но для нас — людей, объединенных и породненных с Сергеем Михайловичем малой родиной, — было бы непростительным удовлетвориться лишь этими скупыми биографическими фактами.
Объявляя 2018‑й Годом малой родины, Президент говорил о необходимости помнить о своих корнях, о месте, где остается частичка души человека, где он всегда найдет утешение и почувствует незримую поддержку от этой земли. Каждый, любящий свое Отечество, должен испытывать гордость за свою страну, город, деревню…
Преисполненные возвышенных чувств, гордостью за своего земляка, мы направляемся в отчий дом Сергея Ковальчука, в тот скромный уголок, откуда начался его неповторимый путь в большую Родину.
***
Пожалуй, впервые за годы работы в журналистике мне предстояло подготовить материал о человеке, воочию не познакомившись с ним, не видя его глаз, не слыша голоса, не отслеживая его манеры общения, образа мышления.
Сергея Ковальчука предстояло «увидеть» глазами и сердцем его родителей – семидесятидвухлетней Нины Степановны и семидесятишестилетнего Михаила Ивановича.
— Что ж, быть может, это обстоятельство даже сыграет нам на руку: отец и мать расскажут о сыне то, о чем он сам, возможно, умолчал бы. Возможно, их взгляд на него будет самым ярким и правдивым, ибо он исполнен любовью, а любовь, как известно, всегда права, — настроив себя таким образом, в предчувствии интересного разговора открываю калитку дворика, из которого на меня приветливо смотрит большой деревянный дом с окнами, украшенными, по старинной традиции, ставнями.
***
— Я все плачу. Радость и волнение переполняют, — это чуть ли не первые слова, сказанные Ниной Степановной при встрече. Глаза ее и впрямь полны слез. Она не стыдится столь естественного проявления эмоций. Мне вполне понятны материнские чувства.
— Телефон не умолкает, — продолжает взволнованный монолог растроганная женщина. — Звонят односельчане, родственники, знакомые. Поздравляют.
— Как вы восприняли новость? — не могу не спросить.- Что сказали сыну?
— «Справишься ли, сынок? Это же така-а-ая ответственность!» и заплакала, — признается Нина Степановна. — «Мама! Я не один», — был его ответ. Эти слова меня успокоили. Он мне еще в субботу позвонил, предупредил о том, что, возможно, в скором времени его ожидает большое повышение в должности, сказал, чтобы смотрели с отцом телевизор. Он знает, что у меня больное сердце, что разволнуюсь очень. Поэтому решил преподнести информацию дозированно, чтобы это не было как снег на голову.
— Как вы считаете, какие качества в вашем сыне увидел Президент, благодаря чему он удостоился такой чести и доверия? — обращаясь к родителям министра, задаю очередной вопрос.
— Целеустремленность, ответственность, трудолюбие, справедливость, чуткость, требовательность, порядочность во всем, — без тени сомнения, чуть ли не в один голос стали перечислять супруги.
Разговор с Ниной Степановной и Михаилом Ивановичем мы ведем в чистом, уютном зале, где самая обычная, вовсе не роскошная, мебель: диван, трельяж, сервант с иконами и семейными фотографиями за стеклом. В комнате — обилие домашних цветов, отливающих малахитово‑мятной зеленью, салфеток, панно, вышитых женщиной в часы вдохновения. Да еще самодельные коврики (также являющиеся произведением искусных рук хозяйки), которые покрывают холодные половицы, не дают зябнуть ногам. Кстати, в разговоре Нина Степановна обмолвилась, что такие коврики, самобытные, яркие, вполне вписались в интерьер городских квартир ее детей.
Сквозь полупрозрачную штору в комнату пробивается настырный солнечный лучик. Приятно веет теплом от жарко натопленной печки. В такой неприхотливой умиротворенной обстановке проходило детство будущего министра. Подумалось, что, наверное, чаще всего именно в такой атмосфере, не изобилующей шиком, зато преисполненной любовью и заботой родных, и вырастают настоящие люди.
Мои новые знакомые доверительно рассказывают о своей по большому счету счастливой судьбе.
Молоденькую учительницу Нину Степановну направляют на первое место работы в Журавок, в начальную школу, где и произошла встреча с будущим супругом — киномехаником Михаилом.
— Я был первым парнем на деревне, — не без гордости, широко улыбаясь, шутит Михаил Иванович. — Все девчата были в меня влюблены. И Нина не стала исключением. Не я ее — это она меня выбрала.
Нина Степановна, как мне показалось, имеет свою точку зрения на этот счет. Но она, доброжелательная, мудрая, не стала перечить мужу, лишь по-девичьи звонко и беззаботно рассмеялась, слушая его доводы.
Молодожены ждали первенца — сына ждали. Родился Сергей, затем еще два сына и доченька. Хозяин с усердием строил для семейства просторный дом в деревне Глинно, которая была более перспективной, чем маленький Журавок. Нина Степановна в местной школе преподавала белорусский и русский языки и литературу.
Дети подрастали на радость родителям. Прилежно и охотно учились. Были незаменимыми помощниками во всех домашних делах. В любой работе был первым Сергей. Дрова рубил. Сено косил. Руки подростка сполна изведали тяжесть скошенной на болоте мокрой травы, которую за полкилометра приходилось выносить на сухие места! Когда копали картошку, старался обойти даже сестру и первым пройти ряд.
Сережа был влюблен в лес, который подступает к самой деревеньке. Он знал заветные его уголки, все грибные и ягодные места. И сейчас по приезду в родительский дом Сергей Михайлович непременно идет в лес. Хотя бы просто потому, чтобы неспешно пройтись вересковыми тропами, подышать смолистым сосновым запахом, прикоснуться ладонью к шершавым стволам берез.
От дома рукой подать до Днепробуга. Естественно, мальчишка любил не только купаться, но и рыбачить. Он везде успевал.
Еще одним страстным увлечением был спорт.

Roditeli Ministra 1
roditeli-ministra


— Ух-х! — глубоко и как-то очень уж серьезно выдохнул Михаил Иванович, как только разговор зашел на эту, по всей видимости, очень щепетильную для мужчины тему. — Это сыну на генном уровне от меня передалось, — констатирует он. 
— Я всегда интересовался спортом, был заядлым болельщиком. На протяжении почти трех десятков лет выписывал газету «Советский спорт». Всех футболистов знал, хоккеистов. Сергей также проявлял неподдельный интерес к успехам спортсменов. Да и сам был отменным футболистом, занимался легкой атлетикой, ходил на лыжах. Активно участвовал в соревнованиях. Способствовал этой его увлеченности школьный учитель физкультуры Виктор Иванович Сокол.
Сергей не расставался со спортом и во время учебы в военном училище. Стал кандидатом в мастера спорта по военному троеборью (стрельба, бег и полоса препятствий, метание гранаты на дальность и точность).
Мечта быть военным у выпускника второй Ивановской школы, золотого медалиста, не возникла спонтанно.
— Он с раннего детства шел к ней, — говорит Нина Степановна. — Двоюродные его братья были военные. Может, поэтому. Вместе с другом поехал поступать в Одессу. После завершения учебы о них, молодых офицерах, в районной газете даже публикация вышла.
Встал вопрос о распределении.
— Сергей имел право выбора, — рассказывает Михаил Иванович, — поскольку окончил училище с красным дипломом. «Пока не женат, поеду в отдаленную точку — в Хабаровский край», — решил сын. Там родственники жили. А его оттуда отправили… на Чукотку!
— У меня чуть сердце не разорвалось, когда узнала, — вспоминает Нина Степановна. — Все глаза выплакала. Думала, уже и не увижу своего сыночка. А потом привыкла. В отпуск он домой прилетал.
Трехлетняя служба в суровом краю еще более закалила характер офицера, к тому же, здесь у него произошла незабываемая встреча с девушкой, после которой две дороги, две судьбы в одну слились… Ее родители — медики, родом из Донецкой области, в то время работали на севере.
— Значит, все события не случайны, — говорю. — Судьба прозорлива. Это ее промыслом так сложилось.
— Вот и я потом это поняла, — соглашается моя собеседница. — Самолет, на котором в родные места на собственную свадьбу летели влюбленные, запаздывал. Ох, и переволновались же мы! На подворье родного дома гости собрались, а главных виновников торжества все нет и нет…
Дальнейшая служба военного проходила в 38‑й десантно-
штурмовой бригаде в Бресте.
Сергей Ковальчук поступает в Военную академию в Минске.
— Снимали квартиру, — делится воспоминаниями Нина Степановна. — Мы люди простые. Ничем особенным помочь не могли. Сыну только на себя приходилось надеяться.
Сергей Михайлович с супругой — счастливые родители двоих детей: Ярослав в свои двадцать четыре работает в Министерстве иностранных дел, женат (минувшим летом свадьбу сыграли); Ангелина учится в 7‑м классе.
— Ярослав наш, хоть и вырос в городе, — с теплотой говорит о внуке Нина Степановна, — все делать умеет. Вот, к примеру, в прошлом году приехал Сергей со своим старшеньким в самую горячую пору, когда картошку копать приспичило. И выкопали, и перебрали, и в подвал переносили. Ничего, что труд не из легких и пыль глаза выедает. Мои дети не приезжают к нам отдыхать — всегда найдут работу.
— А не боитесь, что, возглавив министерство, сын станет значительно реже наведываться на малую родину, будет меньше шансов надеяться на его помощь, — спрашиваю.
— У нас же и другие дети есть, — ничуть не беспокоится хозяйка. — Два младших сына и дочь живут в Бресте. Дочь Лариса в свое время окончила технологический институт в Киеве, работает в частной компании, Игорь — начальником смены на газоаппарате, младший сын Саша — главным бухгалтером в частной фирме. Наши дети дружны, поддерживают друг друга.
— С назначением сына на должность министра что-либо изменилось в вашем отношении к нему?
— Кем бы он ни был, — ничуть не смутившись, отвечает Нина Степановна, — для нас он и в первую, и во вторую очередь остается нашим сыном.
— Думаете, он справится?
— Я верю, что справится. Даже не потому, что и по сей день «болеет» спортом (ходит на лыжах, увлекается волейболом, баскетболом, в прошлом году занял третье место в чемпионате по бильярду «Щит и меч» среди сотрудников и ветеранов органов системы обеспечения национальной безопасности СНГ), а потому, что любую работу привык выполнять добросовестно. Слышала по телевизору: Президент говорит, что на сегодняшний день в спортивной отрасли «не хватает дисциплины», в ней «больше проблем, чем побед и успехов». Знаю, потребуется много усилий, чтобы преодолеть существующие трудности, получить желаемый результат. И это работа, конечно же, не одного дня. Но, как сказал в телефонном разговоре мой сын, он не один, на единую цель будут трудиться на всех уровнях, начиная от министра и заканчивая учителем в школе, который должен прививать любовь к спорту.
— Я тоже верю, что Сергей Михайлович оправдает возложенное на него высокое доверие, — без лукавства повторяю вслед за Ниной Степановной. 
— Знаю, вы, родители, всегда будете ему действенной моральной поддержкой.
— Я буду молиться за него, как всегда это делала.
Нина Степановна утирает ладонью вновь увлажнившиеся глаза, глаза счастливой женщины, матери, которая более других волнуется за сына, верит в него и виновата перед ним, может быть, лишь только в том, что, несмотря на его просьбу много о нем не рассказывать журналистам, все же не поскупилась на добрые слова. Но разве можно укорять родителей за любовь?

Ирина СОЛОМКА.
Фото Валерия МИХАЛЬЧУКА.