Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 52 91 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Люди и судьбы

Есть у сердца память

Количество просмотров:

Неуловимый травяной запах… Сборы высушенных лекарственных растений всегда есть в ее домашней зеленой аптеке, потому что их целебную силу узнала еще в детстве, когда бабушка Матрена прикладывала лист подорожника к ушибленной коленке непоседливой внучки, чтобы утихомирить боль, спасала домочадцев и жителей окрестных деревень отваром мать-и-мачехи от удушливого кашля, рекомендовала при анемии бесценные плоды шиповника, в которых много витаминов. Бабушка считала, что, даже просто дотронувшись к траве, можно взять ее благодатную силу. Тогда малышка не задумывалась о премудростях бабушкиной науки. Но позже… Жизнь сложилась так, что она невольно стала преемницей знаний своих предков.

Вот и сейчас она заварит листья шалфея: он улучшает память, нормализует кровообращение. Да, без шалфея после перенесенных трех инсультов ей никак не обойтись. А на ночь, пожалуй, не помешает положить у кровати веточку хмеля – чтобы сон был крепче. Благо минувшим летом в свои почти восемьдесят лет она, бывая в лесу, душистых лугах, заготовила лекарственных растений.

Неделей ранее

Набираю телефонный номер с надеждой дозвониться абоненту, которого никогда не видела, но о котором слышала много хорошего. Протяжные гудки вызова в телефонной трубке сменяются характерным щелчком, значит, кто-то поднял трубку. В этот момент меня охватывает невольное чувство восхищения гением, придумавшим телефонную связь, способную сокращать дистанции до пределов слышимости, в данном случае, от Иванова до деревни Слобудка на Пружанщине, между которыми расстояние более ста километров.
- Мария Васильевна, здравствуйте! – все еще переполненная благодарным чувством из-за того, что так неожиданно быстро дозвонилась ответчику, приветствую женщину. Мне доподлинно известно, что 4 декабря она встретит свое восьмидесятилетие. Но голос, который раздается в трубке, не совсем соответствует моему представлению о том, как должен звучать голос человека почтенного возраста: вопреки ожиданиям, я слышу вовсе не бесцветные, монотонные интонации, а наслаждаюсь бархатным, не лишенным богатых оттенков чувств тембром.
В какой-то момент Вы, Мария Васильевна, замолчали. Мне показалось, Вы улыбнулись своим воспоминаниям, улыбнулись тепло и нежно. И продолжили рассказ. Повествование увлекает – и я, заинтригованная, иду вслед за Вашей памятью.

На край света

Лето 1956 года в жизни Марии Ломоносовой (в девичестве Козейко) из д.Клещи было судьбоносным: она только что окончила десятилетку и рассуждала о своем пути в профессию. В райкоме комсомола предложили поехать по комсомольской путевке в Хабаровск, на стройки города.
- Как сказать родителям, что на край света собралась? – вспоминает Мария Васильевна. – Мама, говорю как бы между прочим, поеду на стройку, за Москвой где-то находится. И убежала на танцы, чтобы папу не видеть.
Наутро уже надо собираться в дорогу. «Наша дывуля хочет за Москву ехать», - сообщает мать отцу. Но стреляного воробья на мякине не проведешь. «Какие такие грандиозные стройки за Москвой ведутся? – спрашивает грозно. - Что-то я об этом ничего не слыхал». Но отступать было поздно: документы уже у меня на руках. Пришлось родителям смириться.

Юность комсомольская

Оформили прибывших разнорабочими. Труд был изнуряющим. Приходилось копать траншеи, дробить кувалдами камень на щебенку, на верхние этажи новостроек носить раствор, глину и песок. Уставали до такой степени, что мечтали лишь об одном: поскорее прийти в общежитие, упасть на пол и лежать, не шевелясь.
Но в переливах баянов и гармоней приходил вечер. Разве можно было девчатам не откликнуться на этот зов, тем более что на незатейливой танцплощадке ждали парни, с которыми забывалась усталость и хотелось танцевать, танцевать, танцевать?..
Позже небольшая группа вместе с четырьмя ивановскими девушками была определена в маляры. Обучались мастерству в подвальных помещениях, где в холодное время было по щиколотки воды. Но энтузиазма комсомолкам было не занимать.
На малую родину Мария вернулась через два года маляром четвертого разряда.

Лучшая агитация

- Я и до отъезда на стройку была девушка высший сорт, - продолжает рассказ Мария Васильевна.  – Танцевала до упаду. Язык подвешен. – А трудности меня закалили физически и морально. К тому же, научилась разговаривать «по-городскому». Приобрела шикарные наряды. Пришла в клуб. Ах! Сколько чувствовала на себе восхищенных взглядов!
И опять предстояло определиться с профессией. В райкоме комсомола предлагали работу в Стрельненской школе пионервожатой, но работать рука об руку со своими бывшими учителями девушка не рискнула. Не прельстила ее и работа в Сычевской библиотеке, которая располагала лишь несколькими бедными стеллажами книг, парой связками газет да мерзким запахом мышей.
Зато внештатный инструктор райкома комсомола из Марии мог бы получиться отменный. В то время партия кинула клич «Молодежь – на фермы!». К первому заданию – провести в Сычево собрание с целью агитации сверстников для работы в животноводстве – готовилась вдохновенно. Речь выступающей, по ее собственному представлению, была убедительной, зажигательной. Девушка не сомневалась, что после такого пламенного призыва вся молодежь ринется на ферму. Когда выступление агитаторши достигло апогея, внимательно слушавший ее парень в первом ряду вдруг с иронией спросил: «А сама почему же пошла в райком? Вот и шла бы свиней кормить».
- Я словно оплеуху получила, - и теперь помнит те постыдные мгновения Мария Васильевна. – Стойко выдержав удар, завершила свою речь, правда, без прежнего энтузиазма. Покинув сцену, спряталась за печкой и ревела в три ручья, повторяя: «Я опозорилась. Опозорилась». А назавтра ошарашила маму: «Пойду коров доить!» Та в ужасе руками всплеснула: «Здурила дивка! Ты же никогда и свою домашнюю корову-то не доила, не то что в колхозе». Но разве меня остановишь! Я – в комсомольский штаб, к первому секретарю райкома комсомола А.С. Гуринчуку. «Буду дояркой, - заявила. – Иначе не смогу смотреть в глаза юношам и девушкам, перед которыми ораторствовала».
Удивленный Андрей Семенович направился с Марией к секретарю райкома партии М.К. Ильинсковскому. «А знаете: она права», - выслушав, серьезно изрек руководитель. – Это потрясающий пример, наилучшая агитация».
- Дома, прихватив кружку, вместе с сестрой пошла учиться доить корову. Она у нас норовистая была. Да и на ферме коровы мне достались не из лучших – первотелки, до вымени не дотронуться: щекотки боятся. Опытные доярки подтрунивают надо мной и моими маленькими руками. А мне не до шуток:  душа ноет. Думала, не выдержу.

Неслучайная случайность

В 1959 году в районе готовились к читательской конференции по книге Федора Панферова «Раздумье». Марии дали задание выступить с отзывом о произведении. «Ты же только не одевайся в городское платье, - порекомендовали девушке перед встречей. – А то не поверят, что ты – деревенская, доярка. Скажут: подставная».
Конференция проходила в Молодовском клубе. В просторном зале яблоку негде было упасть. На почетном месте в президиуме – сам Ф.И. Панферов.
- Я во все глаза смотрела на именитого гостя, - признается моя собеседница. - А тут уж скоро и мне выступать. Я сдрейфила до такой степени, что из головы выветрилось все, о чем собиралась сказать. Ватными ногами поднималась на сцену.
Подбадривающий взгляд Федора Ивановича вернул девушке уверенность. Она делилась впечатлениями о книге, с восторгом говорила о героине романа – доярке Наташе Ковровой, страстно убеждала в том, что и на нашей ивановской земле есть свои «ковровы».
После выступления писатель ласково взял Марию за руку, спросил, как давно она работает дояркой, где учится. Ответ девушки его не порадовал. «Девочка моя, тебе учиться надо, - став сосредоточенно серьезным, сказал он. – Пообещай, что будешь учиться».

Через тернии – к мечте

- И пошла Марья на славу, - улыбается в телефонную трубку Мария Васильевна. – Обо мне заговорили не только в районе, но и преподаватели Брестского пединститута, принимавшие участие в конференции, меня заметили. Я, конечно же, не могла не выполнить обещание, данное перед почти тысячной аудиторией. Стала думать о поступлении.
Но на вступительные экзамены в пединститут Мария чуть было не опоздала: перед самым экзаменом поехала в Колено выступать на районном мероприятии, проводимом совместно с любешовцами.
- Меня пообещали отвезти на поезд. Но не тут-то было. «Как приехала сюда, так и обратно езжай, - был ответ. Секретарь райкома Михаил Ильинсковский хотел, чтобы я поступала в сельхозакадемию. Он всячески отговаривал меня от затеи поступать в педагогический. «Будешь агрономом. У тебя уже стаж есть, - толковал он. «Стану учителем, буду лекции дояркам читать. И не только расскажу о их работе, но и покажу, как и что надо делать», - парировала я.
Тогда, когда я поняла, что опаздываю на экзамены, ревела на все Колено, - продолжает экскурс в прошлое женщина. – Вдруг, чувствую, кто-то взял меня за плечо: «Почему такая хорошая девушка плачет?» - услышала вопрос. В ответ я отчеканила что-то грубовато-дерзкое. «Зря Вы так, - продолжал незнакомец в серых брюках. – Я инструктор обкома комсомола. Сейчас мы едем в Брест. И у нас в машине есть свободное место»…
Сама судьба помогала целеустремленной девушке. Но секретарь райкома сдался не сразу. Он чинил Марии препятствия и в процессе сдачи экзаменов. Даже до ректора дошел. Чтобы переубедить Михаила Кузьмича, пришлось абитуриентке применить всю свою настойчивость, даже пойти на хитрость.

По учительской стезе

Первый опыт на профессиональном поприще Мария Козейко получила на пятом курсе, когда, не переводясь на заочное отделение, поехала учительствовать в глухую деревню Ситницкий Двор Лунинецкого района.
- Мне предлагали и получше места, - улыбаясь своим воспоминаниям, сообщает Мария Васильевна. Но я, как патриот, выпалила: «Поеду туда, где я нужнее».
Там, где молодая преподавательница «была нужнее», не было ни телефона, ни радио, ни света. Вели уроки при свете керосиновых ламп. Но к педагогам относились  очень уважительно, они были на вес золота.
После окончания вуза молодого специалиста распределили на работу в д.Бостынь на Лунинетчине. Девушка встретила будущего супруга – россиянина (стала Ломоносовой), с которым судьба занесла в города Ирбит, Нижний Тагил, Амурскую и Пензенскую области.
В один из отпусков семья приехала в гости к родителям Марии. Учительнице предложили работу в Стрельненской школе. Родился сын Михаил.
За время профессиональной деятельности Мария Васильевна проявила себя как прекрасный учитель русской словесности, ответственный завуч и мудрый директор школы, в полной мере раскрыла свои организаторские способности, будучи бессменной ведущей различных мероприятий.
По учительской стезе Мария Васильевна шла на протяжении тридцати пяти лет.

Хозяйка царства трав

Одна из ярких страниц жизненной биографии Марии Ломоносовой – работа в музее народной медицины «Бабуліны вышкі» в д. Стрельно.
- Сначала это было любительское объединение «Чабарок», - рассказывает преемник бывшего руководителя Г.И. Войтещук. – Мария Васильевна вместе со школьниками собирала травы, передавала детям не только знания об их целебных свойствах, но вместе с тем и свои оптимизм, доброжелательность, мудрость.
- Приехал однажды в школу В.В. Шелягович, тогдашний начальник отдела культуры, - вспоминает о тех днях Мария Васильевна. – Уговорил меня провести в музее экскурсию. Как мне казалось, я провела ее скудно. Но через несколько дней звонит мне уже начальник отдела образования П.П. Баранчик. Так, мол, и так, будет у нас в районе семинар. Необходимо принять в музее гостей. Ну, думаю, уж я-то не ударю в грязь лицом. На два дня безвылазно засела в музее: готовилась основательно.
Перед делегацией была в ударе. Павел Павлович вкрадчиво дергал меня за платье, давая понять, чтобы закруглялась. Ну, уж нет! Я видела перед собой заинтересованные глаза, и мне еще было о чем рассказать.
Музей Мария Васильевна возглавляла с 1991-го по 2006 год, принимая посетителей из различных уголков мира, рассказывая им о чудесных снадобьях, народных поверьях и традициях, связанных с травами, угощая ароматным чаем. Покидая благовонное царство, гости увозили с собой не только частицу волнующей тайны растений, но и незабываемую память о самобытном уголке полесской глубинки, удивительных людях, с любовью передающих из поколения в поколение уникальное культурное наследие.

Память — ценное наследство

В настоящее время Мария Васильевна живет в Пружанском районе, в комфортабельной квартире, ближе к сыну. У нее два прекрасных внука и внучка. Старшему бабушка в свое время заменила маму, умершую вскоре после рождения ребенка. Когда Михаил обрел семейное счастье во второй раз, своего первенца стал воспитывать вместе с супругой. Теперь бабушка с радостью встречает родных людей в своем гостеприимном доме. Летом она ходит в лес за ягодами и грибами, чтобы припасти гостинец внучатам, заодно и трав лекарственных насобирает, чтобы так, как когда-то ее бабушка Матрена, попотчевать их упоительным чаем или приложить к ушибленной коленке «внучки-спевахи-танцевахи» лист подорожника.
Моя собеседница говорит, что внучка особого интереса к бабушкиной терапии не проявляет. Но кто знает, что будет завтра (ведь в свое время женщина также не видела в растениях волшебной силы). Сегодня же ясно одно, малышка, как бабушка, – «спеваха-танцеваха». Значит, что-то уже передалось от представителя старшего поколения наследнику. Наверное, этим «что-то» станут и яркие воспоминания Марии Васильевны, которые затронули и трепетную струнку моей души и, думаю, взволнуют наших читателей, среди которых – те, что накануне восьмидесятилетия юбилярши обратились в редакцию с просьбой написать о ней в газете, чтобы она знала, что земляки ее ценят, любят и помнят.

Ирина СОЛОМКА.