Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by

Общество

«Прежней Германии нет»

Количество просмотров:

О Маше Евдокименко, нашей практикантке, о трагических и счастливых моментах ее жизни мы писали сравнительно недавно. Сегодня она – Мария Кнельсен, жительница города Хаген в западной части ФРГ. Предлагаем вниманию читателей ее впечатления от новой Родины.

Мария, Германия – это Ваш осознанный выбор или так сложились обстоятельства?
Так сложились обстоятельства.  Вот уже полтора года я проживаю  не в  Беларуси, а в Германии, в которой до замужества не бывала. Родственники моего мужа живут в городе Пинске, поэтому он тоже несколько раз приезжал туда. И в один из этих приездов, 15 лет назад, нам суждено было увидеться. Так началась наша романтическая история, пришедшая к логическому итогу  31 июля 2017 года: мы обвенчались в Беларуси и затем зарегистрировали брак в Германии. И именно с этой страницы начался новый и совсем неведомый для меня этап моей жизни.
В какой части Германии вы живете? Каковы были первые представления о стране? Изменились ли они со временем?
С собранными в два чемодана вещами, совсем не зная языка, но с родным для меня человеком, я приехала в чужую для меня страну, на постоянное место жительства в город Хаген (земля Нордрайн-Вестфален). Город  показался мне очень грязным. Мы прошли по центру города, где на обочинах дороги лежали сломанные стулья, выброшенные диваны, рюкзаки. На протяжении всего нашего пути я видела много детей и взрослых, евших семечки и выплевывавших шелуху прямо на дорогу. Они были очень шумными, и, как я скоро узнала, не только днем. Они кричат и громко слушают музыку круглосуточно. Видя мою растерянность, муж объяснил, что в  Хагене есть много районов, где живут беженцы. В основном это беженцы из Сирии. Деннис (так зовут моего мужа) добавил, что есть города и районы, в которых иностранцев очень мало. Но Хаген, да и Нордрайн-Вестфален в целом к ним не относятся.
Да, потом я сразу ощутила разницу – мы живем в районе, где редко встретишь беженца. Поэтому здесь улицы чистые. Коренные немцы вообще очень редко живут в квартирах. Как только немец устраивается на хорошую работу, он берет кредит у государства и потом 20-30 лет выплачивает его, получая в результате собственный дом. Рядом с домом всегда есть сад, где можно поджарить гриль или просто отдохнуть с друзьями. Переселенцы в Германии живут целыми кварталами. Коренное население старается как можно быстрее из этих кварталов выехать и поселиться в тихом районе. Как правило, немцы живут на окраине города.
Чем занимаетесь, где работаете? Каков круг Вашего общения? Остались ли друзья в бывшем Отечестве?
Еще до нашей свадьбы Деннис снял для нас квартиру. И, как только мы приехали сюда, стали перевозить вещи на съемное, но уже наше первое совместное гнездышко. Затем мы зарегистрировали наш брак, я получила вид на жительство. И после этого мне нужно было ждать 2 месяца, чтобы подошла моя очередь для возможности изучения немецкого языка. Без языковой базы устроить свою жизнь не столько невозможно, сколько невозможно легально: если ты иммигрант, через год тебе необходимо получить продление вида на жительство. А чтобы это сделать, необходимо предъявить документ об окончании интеграционных курсов, в которые входит изучение языка до уровня В1 и политического строя ФРГ. В противном случае тебе не продлят вид на жительство, вследствие чего необходимо покинуть страну в течение 24 часов.
На четвертом месяце пребывания здесь я уже изучала немецкий язык: 4 раза в неделю – теорию и все остальное время – практику. Мой муж с родителями проживал в этом же городе, у него здесь много друзей, поэтому я без труда влилась в этот круг. Почти все в моем окружении разговаривали на немецком. Муж немного знает русский, но даже он говорил на немецком, чтобы я быстрее понимала этот язык и он стал для меня родным. В первые полгода зачастую бывало так, что я просто по интонации понимала о чем меня спрашивают и спрашивают ли меня вообще. Было очень тяжело. Мне нужно было все время быть напряженной, чтобы улавливать те слова, которые я знала.

Evdokimenko 1
Evdokimenko 2
Evdokimenko 4


Домой не тянуло вернуться?
Первое время – очень. Я хотела видеть своих родных, жить там, где выросла, я хотела есть белорусскую еду, покупать белорусские продукты. И если бы не мой муж, который с терпением все это выслушивал и просто говорил, что меня любит, любит эту страну и настанет время, когда я тоже ее полюблю, я бы вернулась домой. И он был прав, я привыкла к этому образу жизни, к этим людям, к их особенностям и специфическому юмору, который я до сих пор не понимаю.
Через год я сдала тест на отлично, продлила вид на жительство и стала учить язык дальше на уровень В2, который позволяет мне или работать, или учиться и получать образование.
Так как у меня в Беларуси остались родственники, а также братья и сестры, я прошлым летом два раза приезжала в гости. Но, как ни странно, я скучала по Германии и хотела вернуться. Это уже мой дом, потому что здесь живет мой муж, здесь живу я. И как только я это поняла, вся грусть и печаль прошла. Тем более, что в век современных технологий я могу каждый день созваниваться с родственниками и друзьями, совсем не чувствуя при этом неудобств.
У нас часто пишут о том, что сегодня немецкое общество расколото по признаку отношения к  беженцам африканского и азиатского происхождения, которые заполонили страну. Это действительно проблема?
Да, Германия находится сейчас в очень тяжелом положении. И это не только из-за большого количества переселенцев.
Когда кто-то в моем детстве рассказывал про Германию, он всегда ставил ее в пример как страну порядка, уважения к закону, высокой бытовой культуры. Я слышала, что если ты в немецком городе бросишь на тротуар бумажку, то получишь штраф. Германия была тем идеалом, к которому должна стремиться нормальная, во всяком случае, в европейском понимании, страна. Именно поэтому я представляла себе Германию идеальным государством, где каждый заботится о порядке и не нарушает закон. Еще десять лет назад так и было.
Я не знаю, кто именно сделал Германию такой, но сейчас она действительно другая. Прежней Германии нет.  Если ты приедешь сюда, то первыми людьми, которых ты увидишь, будут точно не немцы.  Пока они еще не составляют большинство, но дело к этому уверенно движется. В связи с этим напряжение в обществе растет. Да и как по-другому, если пособие беженца сегодня больше, чем пенсия по инвалидности? В настоящее время третья по числу мест в парламенте партия «Альтернатива для Германии», основная цель которой – уменьшить влияние ислама в Германии. Русскоязычных жителей «Альтернатива» рассматривает как естественных союзников немцев в этой борьбе. Специально для нас к выборам в Бундестаг были подготовлены русскоязычные плакаты с лозунгом «Смело за Германию и наших детей». И многие выходцы из стран бывшего Советского Союза голосовали именно за правых. «Альтернатива» входит сегодня в 13 региональных парламентов из 16 имеющихся. Правда, пока ни в Хагене, ни в целом в земле Нордрайн-Вестфален, ни во всей Германии до крупных физических столкновений не доходит. Немцы – терпеливый народ и пока пытаются решать проблемы парламентским путем. Но проблема есть и касается она не только Германии, но и Европы в целом.
Вы сами ощущаете себя иностранкой в Германии или легко натурализировались в стране? Приходится ли сталкиваться с ксенофобией или все замечательно?
Внешне я не сильно отличаюсь от типичного представителя немецкого народа. Меня выдает лишь акцент. Но какого-то сильного негодования со стороны коренных жителей я не слышала, считаю, что легко адаптировалась в Германии. В этом большая заслуга моего мужа. Он учил меня, объяснял мне и помогал во всех сложностях. Мне кажется, что благодаря ему я уже через год смогла назвать Германию своим домом.
Вообще, что для Вас представляет современная Германия? Что в Германии напоминает Вам Беларусь, а что разительно отличает наши страны?  
Германия – эта страна со своими обычаями и особенностями. Но, если честно сказать, эти особенности не сильно их отличают от нас. Да, тебе нужно договориться о встрече перед тем, как идти в гости. Да, когда ты приглашаешь в гости, тебе нужно заранее сказать, приглашаешь ты на обед или просто на кофе. Но мне это не показалось сильно странным, скорее, как хозяйке, удобным. Ты знаешь, во сколько придут гости, ты можешь убраться и приготовиться к их приходу. Тебе не нужно вставать в 6 утра и целый день готовить обед для 10 персон. Все, что тебе нужно сделать, это только заварить кофе.
В основном, здесь разогревают то, что куплено в магазине в виде полуфабриката. И потом все это запивается большим количеством «Кока колы». Если к тебе пришли в гости и у тебя ее нет, необходимо извиниться и предложить минералку. И, что мне лично кажется тревожным,  «Кока колу» в большом количестве пьют дети.
Сильно отличается погода. Здесь намного меньше солнца, больше дождей, мало снега, а при морозе в 10 градусов дети не идут в школу.  
Но, в целом, представление о Германии у меня сложилось неплохое. Здесь тоже есть хорошие и отзывчивые люди, перед тобой открываются прекрасные возможности. Не важно, сколько тебе лет, ты можешь учиться, можешь работать, можешь совмещать работу и учебу.
Какими видите свои дальнейшие перспективы?
После того, как я сдам в апреле экзамен, мне нужно решать, что я хочу делать дальше. У меня есть белорусский диплом, я закончила Брестский государственный университет по специальности «Журналистика. Печатные СМИ». Но чтобы работать здесь по специальности, мне нужно защитить диплом и знать язык на уровне С2, то есть на том уровне, на котором знает мой муж. А он в Германии родился. Но у меня есть и другие перспективы. Так, я могу найти работу по специальности, которую хотела бы приобрести. При этом необходимо три дня в неделю работать, два дня учиться. По-немецки такая практика называется Аusbildung. Это удобно, потому что ты при этом еще и зарабатываешь деньги, правда, немного, но тем не менее. А так как мой муж все еще студент, для нас такой вариант более чем подходит.

Беседовал Игорь Гетман.