Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 52 91 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Люди и судьбы

Созидается счастье любовью

Количество просмотров:

Человек как дерево. Смотришь на ветвистую крону – каждый побег, каждый листочек тянутся к свету, пьют целительные капли благодатной измороси. Но только ли солнце и дожди питают дерево? Есть еще глубинные корни. Чем крепче корни, тем пышнее крона, тем дерево могущественнее. Так и человек. Если есть у него сильные корни, он прочно стоит на земле, имеет правильные жизненные ориентиры и не будет обжигаться фальшивым теплом, не иссохнет без живительной влаги. От корней – его сила и уверенность, здравость и мудрость, любовь и счастье.
Эти размышления навеяла встреча с жительницей нашего города Анной Мироновной Токарчук (в девичестве Козакевич).

В предшествии встречи

Анна Мироновна должна была стать единственной героиней очерка. Но это оказалось замыслом нереальным, поскольку она не мыслит себя без истории рода. Очаг ее судьбы был зажжен издревле домовитыми предками, и все поколения поддерживали его живительное тепло. Поэтому повествование поведем не только о восьмидесятисемилетней женщине, но и о ее семье. Собственно, о благопристойной, сплоченной семье Козакевичей рассказывала и Е.И. Горупа, в недалеком прошлом внештатный корреспондент «районки», когда несколькими неделями ранее пришла в редакцию.
– Я очень жду каждый номер «Яновского края», с удовольствием его читаю, - вела диалог посетительница. – Газета часто пишет о земляках, которые являются примером для подражания. Таковыми являются и Козакевичи. О них непременно надо написать. Это глубоко порядочные люди, они никогда не пойдут на подлость, не пойдут на ложь.

Дом со ставнями

Впервые открыв калитку усадьбы по улице Красных Партизан, еще даже не встретившись с хозяйкой, я уже составила собственное мнение о тех, с кем предстояло встретиться (доводы Елизаветы Ивановны здесь ни при чем): о жильцах мне рассказал… деревянный дом со ставнями. Приветливый, добротный, он подсказывал, что хозяин такого строения, должно быть, человек мастеровитый, трудолюбивый. То обстоятельство, что в морозный декабрьский день над крышей не плыл витиеватый дымок, обозначало, что, скорее всего, к дому подведено газовое отопление, что опять же указывало на хозяйский подход обитателей дома к своему жилищу. Просторная беседка во дворике свидетельствовала о том, что здесь любит собираться большая родня, а бережно укрытые от морозов и метелей кусты роз предсказывали, что в доме есть кто-то не старый, не немощный, кому в радость выращивать цветы и заботиться о них.

Теплые воспоминания детства

В комнате, куда меня приглашают для разговора хозяйка и ее дочь Лариса, просторно и светло.
– Ты бы тапочки надела, доченька, чтобы не было зябко ногам, – с теплотой смотрят на меня глубокие темно-карие глаза Анны Мироновны. Это незатейливое и ласковое “доченька”, обращенное ко мне, в какой-то мере случайной гостье, греет, словно солнышко. В трогательной заботе – доброта человеческого сердца.
С такой же неизменной добротой Анна Мироновна рассказывает об отчем доме, своих дорогих родителях, чьи души нашли упокоение в обителях Небесных, а память – та невидимая нить, которая соединяет живущих и ушедших.
Неторопливо текут воспоминания. В их манящем свете вырисовываются очертания утопающего в зелени сада хутора в околицах деревни (теперь уже бывшей) Накло. Хутор располагался на когдатошних угодьях пана Палеолога. Десятина земли в свое время была подарена дедушке Анны Мироновны Максиму Емельяновичу, служившему у помещика управляющим, за усердие и трудолюбие. На этой десятине построили избы все трое выросших сыновей труженика, одним из которых был отец Анны Мироновны. Это место так и прозвали в народе – хутор Козакевичей.
Здесь, в доме средь приволья полей, в 1931 году в семье Мирона Максимовича и Степаниды Адамовны родилась дочь Анна.
– Наши мама и папа очень добрые были, – с нежностью вспоминает Анна Мироновна. – Мы, их дети, Василий, Леонид, Мария и я, были дружны между собой. Всякие переживали времена. Было и холодно, и голодно. Но одно богатство никто не мог отнять у нас – это то, что мы были друг у друга.
В трудах проходили будни семьи. Раньше солнца утро будила бабушка. Обычно она вставала в часа четыре и растапливала печь. Немного погодя отец запрягал лошадь и ехал в поле. Детям также долго нежиться в постели не дозволялось: необходимо было пасти коров. В летнее время они нередко отправлялись в помещицкий лес собирать малину. Можно было вдоволь полакомиться душистой ягодой. Но детство оставалось детством, с беззаботными играми с деревенской детворой, катанием на лыжах и санках со снежных горок, безмятежным весельем и шутками.

Испытание на прочность

Горя хлебнуть и слезами горькими не раз умыться довелось семье в годы военного лихолетья.
В воспоминаниях Анны Мироновны сохранился тревожный эпизод. Они с двоюродной сестрой пасут коров. Солнце клонится к закату. И на фоне багрово-
кровавого неба – силуэты бегущих людей. В той беспорядочной толпе – брат Василий. Он машет девчонкам, кричит: “Бегите в лес!” В этот день тишину дорог расстреливал гулкий стрекот вражеских мотоциклов и не одна деревенская изба задыхалась в дыму и огне. Сбежавшие ютились в лесу, в партизанском отряде, прятались в окрестностях Споровских болот, от дождей укрывались в шалашах.
Неимоверной радостью было возвращение на хутор. Но… родимый дом превратился в пепелище. Зато уцелел дом дедушки Максима. Но в тесноте, да не в обиде. Главное, все они живы.

Возрождение из пепла

Мирон Максимович был на фронте. Отмерял трудные версты по военным дорогам и старший его сын Василий. На юное поколение семьи лег непосильный труд – отстраивать новое жилище вместо сожженного. Колхоз выделил погорельцам дерево на строительство. Анна Мироновна помнит, как вместе с дедушкой продольной пилой пилили бревна:
– Жили впроголодь. Мама выделит тоненький кусочек сальца, положишь его на хлеб – тает во рту. Казалось, больше становилось силы тянуть пилу. Построили холодные постройки, а тут и отец возвратился с войны. Дом строили уже с папой. Трудные были годы, – с горечью вздыхает Анна Мироновна и продолжает свой экскурс в прошлое. – Было много работы в поле. Жито сеяли. Жали серпами. Руки ноют, спина горит.
Судьба даже метку оставила в виде шрама от острого серпа на руке жницы, видать, чтобы та не забывала ценность труда.

Промысел судьбы

Обездоленность, кручину вытесняла радость, что родные возвратились с войны, семья воссоединилась. Однажды к брату Анны Василию наведался на хутор его друг детства тезка Василий. Василий Тихонович участвовал в освобождении Варшавы, героическом штурме и взятии Берлина, после окончания войны до 1949 года восстанавливал в Германии разрушенное хозяйство, расчищал улицы от завалов, строил дороги. Отмечен боевыми наградами.
Когда девушка увидела бравого парня в военной гимнастерке, сердце ее затрепетало. Тот в свою очередь был ошеломлен, когда на порог дома вышла его встречать красавица. Он помнил Анну ребенком, а тут – невеста, глаз не отвести.
– Было это на Благовещение, – рассказывает Анна Мироновна. – А на Пасху Василий пригласил нас к себе в гости. И пошли разговоры о свадьбе. “Обвенчаться надо”, – поставила условие девушка. “Может, не будем венчаться”, – пытался отговорить любимую жених-комсомолец. “Не будет венчания – и свадьбы не будет”, – не сдавалась Анна.
После Покрова влюбленные под церковными сводами давали обет верности друг другу, затем свадебный кортеж из лошадей под музыку и песни увозил невесту в дом супруга в д. Кленки.
В один из дней Василий был вызван в райком комсомола для неприятного разговора – домой расстроенный молодой человек возвратился уже без комсомольского билета.
Но, как оказалось, венчание было не просто капризом красавицы, а промыслом Божиим, который впоследствии спас разжалованному комсомольцу жизнь. Как-то в дом молодоженов нагрянули бандиты. Они нагло вели себя, забрали военную форму фронтовика. “Скажи спасибо жене, что завела тебя венчаться, не то бы привязали тебя к березам и разорвали бы на куски,” – изрек один из непрошенных визитеров.

В житейских заботах

Василий Тихонович стал учиться на курсах завмагов в Пинске, куда из Кленок ездил велосипедом. После окончания учебы устроился на работу в г.Иваново. В райцентре семья стала строить дом. Строительство собственного жилья было делом не только хлопотным, но и радостным.
Анна Мироновна, как и супруг, работала в общепите (имеет грамоты и благодарности за добросовестный труд). По праздникам посещала богослужения в Свято-Покровском храме. В семье подрастали трое детей: Галина, Анатолий, Лариса. Родители учили их познавать удивительный мир, любить друг друга, уважать старших, прилежно трудиться. Все они получили достойное образование.

Есть семья – значит, нет одиночества

В 2005 году ушел в жизнь вечную Василий Тихонович. Его супруга тяжело переживала эту утрату. Одиноко стало в осиротевшем доме. Дети выросли. У каждого – своя жизненная стезя. Галина сейчас на заслуженном отдыхе, живет в столице. Но каждое лето обычно гостит у матери. Беседка в отчем  подворье – это ее затея (чтобы семейство имело возможность собраться и провести время за общением в приятной обстановке). Это именно она высадила у дома кусты роз, с любовью ухаживает за цветами. В квартире дочери Анна Мироновна скоротала две минувших зимы.
– Удобно жить в благоустроенном жилище, – говорит женщина. – Обо мне заботились. Но все равно свой дом беспокоил. Приросла я к нему .
Чтобы маму “не беспокоил дом” и она не скучала, этой зимой детьми было принято решение не увозить ее в город: теперь к матери приехала младшая дочь Лариса из Бреста.
- Обычно уезжая из родительского дома к себе домой, оглянусь на родную тропинку, – поддерживает диалог Лариса. – Всегда вижу одну и ту же картину: у калитки мама стоит сиротливо. У меня душа щемит. Вот и решила устроить мамочке комфортную жизнь: с ней поживу до прихода весенних дней. Борщи готовлю. Если надо, наведываюсь в Брест. В квартире мне одной тоскливо (супруг Ларисы, ликвидатор последствий аварии на Чернобыльской АЭС, подполковник Николай Лизунков, умер в 52 года). А здесь с мамой о делах поговорим, о прошлом вспомним. Даже помолчать вместе хорошо.
Сын Анны Мироновны Анатолий с семьей живет в Иваново. Вся мужская работа на усадьбе матери – его забота.

Разрастается древо рода

Генеалогическое древо семьи с годами крепнет, прирастает новыми веточками. Особая гордость и радость бабушки – пятеро внуков. Имя одного из них, директора ЦБУ № 112 филиала № 121 ОАО «АСБ Беларусбанк» в г. Иваново Д.А. Токарчука, наверняка известно всем ивановцам. Самая молодая поросль – правнуки. Их у Анны Мироновны восьмеро.
С представителями дружного семейства помогает познакомиться фотоальбом. На отмеченных временем черно-белых фотографиях запечатлены счастливые мгновения семейной летописи. Суровые лица мужчин в военных гимнастерках. Женщины в цветастых платьях, с повязанными на голове платками, с любопытством смотрящие в объектив дети.
«А это моя мамочка!» – всякий раз, увидев на карточке маму, с нескрываемой, какой-то детской радостью комментирует Анна Мироновна. Столько восхищения слышу в ее голосе, столько теплоты, что становится понятно, что любовь к матери в сердце дочери не потускнела, как снимок, от времени.
С такими же щемящими чувствами обращается к своей матери и Лариса, называя ее красавицей. Оно так и есть: в свои почти девяносто Анна Мироновна действительно красива: женственная, доброжелательная, с большими вдумчивыми глазами, даже седина, обрамляющая лицо, удивительно ей идет. Но, отмечая трепетное отношение родных людей друг к другу, мне подумалось вовсе не о красоте внешней, а о той, которая внутри, о любви, которая передается по наследству от поколения к поколению, по крупицам собирается в сердце годами, не дает остыть семейному очагу, на которой
созиждется земное человеческое счастье.

Ирина СОЛОМКА.
Фото автора и из семейного архива Токарчуков.