Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Люди и судьбы

«Я не мог покинуть Мотоль»

Количество просмотров:

Осматриваюсь – высокий потолок, внушительного вида функциональный стол, удобные кожаные кресла, плотно закрытые светлых тонов жалюзи, препятствующие проникновению в помещение палящих солнечных лучей, на передней стене комнаты – в обрамлении белоснежного вышитого рушника икона святителя Николая Чудотворца.

Почему столько внимания интерьеру рабочего кабинета, незначительным, на первый взгляд, деталям? Ответ очевиден: обстановка красноречивее всяких слов может рассказать о человеке. И что же из этого следует? Во-первых, стало понятно, что здесь обосновался не просто чиновник, отбывающий свое рабочее время на службе, а хозяин, хозяин по своей внутренней сути, привыкший всякое дело (не побоюсь тавтологии) делать основательно, безупречно, и что этот хозяин – человек успешный, держащийся на плаву, а еще это человек верующий, хранящий традиции предков, иначе не стал бы трепетно укрывать лик святого рушником.
Кабинет, в котором по стечению обстоятельств мне представилась возможность оказаться, – апартаменты Н.С.Шиколая, директора производственного кооператива «Мотоль». Но в этот августовский день накануне праздника «Мотальскія прысмакі» главное место за рабочим столом в кабинете Николая Степановича занимает его отец – Степан Николаевич Шиколай.
– Ключи мне все еще доверяют, – держа в руках увесистую связку, улыбается мой собеседник.
А иначе и быть не может. Ведь именно Степан Николаевич – первый руководитель предприятия, основатель семейного бизнеса, умеющий чувствовать будущее, чей мудрый совет и веское слово и сегодня ой как нужны преемникам.
Узнав, что восьмого августа этот авторитетный человек отмечает восьмидесятилетие, и принимая во внимание тот факт, что Степан Николаевич является одним из тех неординарных людей, которые стояли у истоков создания фестиваля «Мотальскія прысмакі», мы сочли уместным встретиться с юбиляром.
Неторопливо, степенно течет разговор о делах житейских, шиколаевской колбаске и… мотольской «закваске». – И родители мои, и деды, и прадеды вышли отсюда, – повествует мужчина. – Местечковцы занимались сплавом леса, ткачеством, кожухи шили, портняжничали. Здесь раньше много евреев жило, которые не работали на земле, а в основном занимались торговлей и ремеслами. Как говорится, с кем поведешься, от того и наберешься. Должно быть, у евреев-то коренное население и переняло предпринимательский дух.
– Небось, Вы с детства были избалованы, заласканы, – узнав, что юбиляр – единственный ребенок у своих родителей, высказываю предположение. – И когда вступали во взрослую жизнь, подспорьем была родительская опека.
Степан Николаевич не спешит с ответом. Вместо этого он припоминает то ли быль, то ли притчу о том, что как-то в Японии турист с Камчатки, наблюдая за посетителями зоопарка, подкармливающими медведя, изрек: «У нас много медведей, но никто их не кормит, потому что привыкнут: медведь должен выживать сам».
Собеседник изучающе смотрит на меня, пытаясь уяснить, понятен ли мне смысл аллегории, и без всякого перехода продолжает:
– В 1944 году отца призвали на фронт. Было мне пять лет. В марте сорок пятого пришла похоронка… Да и бабушек и дедушек моих угнали в немецкое рабство. Возвратились с чужбины только бабушка по отцу и дедушка по матери. А у нас вместо дома – лишь сруб, который еще успел сложить отец. Жилище доводить до ладу надо. Хозяина нет… А в шестидесятом в наш с горем пополам достроенный дом молния ударила. Опять мы остались без крова. О какой заласканности может идти речь?!
В 14 лет я бросил учебу, чтобы работать в колбасном цеху сельпо подсобным рабочим (оканчивал вечернюю школу). Рано повзрослел. Вообще парень я был не из робкого десятка, проворный, дружил с ребятами постарше меня, к девчатам подход имел.
– Если Вы были такой пробивной, то почему же в Мотоле остались, не попытались вкусить счастья в соблазнительном мире за пределами деревни? – интересуюсь.
В ответ – молчание. Степан Николаевич проводит тыльной стороной ладоней по глазам. Пауза затягивается. Вслед за этим он, слегка наклонясь, достает откуда-то из-за стола салфетку.
– Извините, – быстро проговаривает и вытирает салфеткой глаза. Даже и сейчас я еще не до конца верю, что мой, казалось бы, безобидный вопрос так растрогал мужчину.
– Я читал отцовские фронтовые письма (их много было, этих писем), – возобновляет диалог рассказчик. – В тех посланиях отец обращается к матери: «Ты не надейся на меня – меня может не стать. Надейся на сына».
Я всегда помнил этот наказ. Знал, что вся надежда мамы – на меня, а она никогда не уедет из родной деревни. Я не мог оставить маму, поэтому не мог покинуть Мотоль.
Жену Степан Николаевич выбрал себе под стать – мотолянку. Вместе с Марией Антоновной растили детей – Николая, Виктора, Людмилу, радовались рождению семерых внуков, дождались двоих правнуков.
Ради детей и рискнул глава семейства в начале девяностых прошлого столетия основать кооператив по производству колбасных изделий.
Начинающий предприниматель в то время в своем деле был далеко не новичок: он уже имел опыт работы в данной сфере, около трех десятков лет возглавлял колбасный цех районного потребительского общества.
Начиналось с малого, много трудностей пришлось преодолеть, а сейчас ПК «Мотоль» – известный во всех регионах страны производитель мясных изделий.
Шиколаевский бизнес, в котором отношения строятся на доверии, взаимопонимании, стал уделом всех поколений семьи. Общность целей и интересов сплачивает не меньше родственных уз.
Однако это не говорит о том, что все теперь идет как по маслу. Предпринимательство – это систематический кропотливый труд. Меняются времена, совершенствуются технологии производства, неизменным остается лишь один из главных принципов семейного бизнеса: шиколаевский продукт всегда имеет неизменно высокое качество.
Вкус мясных изделий ПК «Мотоль» уже завтра смогут оценить гости и участники праздника «Мотальскiя  прысмакi». Предприятие традиционно примет участие в фестивале. Степан Николаевич в стороне от этого грандиозного события, естественно, не останется.
– Надо сделать все, чтобы наши гости были довольны, – говорит главный мотольский колбасник. – Не хочется ударить лицом в грязь. Мы – патриоты.
Степан Николаевич на минутку умолкает, по всей видимости, берет паузу на раздумье, а затем, улыбнувшись каким-то своим мыслям, добавляет: – К тому же, к фестивалю обычно готовятся основательно, вследствие чего в Мотоле появляются отремонтированные объекты, благоустроенные дороги, тротуары и т.п.
В глазах седовласого мужчины пляшут веселые хитрики. Не был бы то мотолянин!

Ирина Соломка.