Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by

Люди и судьбы

Земля – тревога вечная его

Количество просмотров:

Земля… У людей, наверное, нет ничего более ценного и вечного, чем она. Создавались и рушились цивилизации, а она во все времена оставалась неизменным объектом человеческого стремления. Владеть собственным, пусть даже крохотным, клочком земли было и выгодно, и престижно. Это твердая опора каждого сельчанина, а его душа без твердой опоры, корней, истоков, подобна мертвому пепелищу.

Земля всегда давала и уверенность, и надежду, щедро одаривала земледельца и буйным колосом, и увесистыми кочанами капусты, и сотнями тонн сахарной свеклы, и отборными клубнями картофеля. Поэтому человек привык брать от земли, своей верной матушки-кормилицы, с каждым годом все больше и больше. Но ведь резервы ее не беспредельны. Ее любить надо, холить бесконечно, только тогда откроет земля свои неизведанные тайны, сторицей воздаст человеку за его усердие.

Эту древнюю житейскую истину Николай Александрович Михович, бывший агроном-семеновод, а потом управляющий цеха растениеводства совхоза имени И.А. Поливко, усвоил пятнадцатилетним подростком, когда серьезно увлекся работой в тышковичском колхозе: бороновал вспаханную почву, посаженный картофель, свозил снопы ржи к молотилке, солому в скирды, тюки сена на сенобазу. Родившись в деревне, Николай в далеком детстве был приучен к труду на земле. В Тышковичах народ трудолюбивый, издавна выращивали тышковцы картофель и овощи, имея немалые приусадебные участки, обрабатываемые лошадьми и тяпками. Поэтому с малых лет в сознании запечатлелась яркая картина: к самому дому прижимались ровненькие грядки огурцов, моркови, фасоли, столовой свеклы, к самому соседскому забору убегали прямые ряды картофеля, ухоженные до самой глубокой осени. Ведь родители – Александр Михайлович и Евдокия Андреевна – были очень трудолюбивыми и до педантичности пунктуальными, преданно любящими землю. Тридцать соток перед домом идеально были ухожены и досмотрены. Любо-дорого глянуть! Поддерживать такой порядок являлось делом чести для Евдокии Андреевны. Это передается, наверное, с генами. А соседки друг перед другом в поте лица старались, вкладывая душу, чтобы доказать: именно мой огород самый лучший. Он красивее и родит богаче.
– Мы со старшей сестрой Ольгой, – вспоминает мой собеседник, – видя, как мама с утра до вечера трудилась на огороде, старались, хотя и были коту по пяту, помочь любимой мамочке. Пололи грядки вместе с ней, частенько поливали появившиеся всходы. Тащим ведра:  тяжело, но душа радуется и ликует. А когда мама уходила на работу в колхоз, мы забирались в высокие стебли подсолнечника, кукурузы, вьющегося гороха, которые казались нам похожими на самые настоящие джунгли.
Поэтому ежечасно, ежедневно работая бригадиром, а потом агрономом, Николай познавал землю, открывая ее секреты, тоже радовался, когда получал отдачу, к которой стремился.
Нелегка ноша бригадира комплексной бригады. С агрономами он должен быть агрономом, с зоотехниками – зоотехником, с экономистами – экономистом, с бухгалтерами – бухгалтером. Это организатор всех сельскохозяйственных работ. Потом в бригадах появились и агрономы, и счетоводы – бухгалтера, и заведующие фермами. А Николай Александрович, заступая на должность бригадира второй комплексной бригады, один тянул эту лямку: сам вел учет, определял, сколько органики, минеральных удобрений необходимо внести под ту или иную культуру. Знал и без картограмм, какая кислотность почвы на том или ином поле, обеспеченность фосфором, калием. А у молодого бригадира 2-ой комплексной бригады было всего только 11 классов вечерней школы и год учебы в Пинском СПТУ-28 по специальности «тракторист-экскаваторщик», после окончания которого 2 года работал на гусеничном тракторе ДТ-54«А». Не хватало специальных знаний – нужно продолжить обучение, связав свою судьбу с агрономией.
– Мне в этом плане повезло. Правление колхоза дало направление-рекомендацию для поступления в Пружанский совхоз-техникум. В Иваново приехала выездная приемная комиссия техникума во главе с заведующей заочным отделением Бухтеевой Антониной Семеновной. Вступительные экзамены выдержал успешно и стал с 1973 года студентом-заочником. Практическая часть программы по специальным предметам давалась легко: все это апробировано было на поле под руководством главного агронома и опытных механизаторов. А вот теоретическую часть по лекциям преподавателей и самостоятельно по учебникам постигать приходилось с трудом. Тянуло к земледелию, механизации, химической обработке почвы. Я очень любил и люблю землю и вне Тышкович себя не представляю. Когда после сессии или курсов подъезжал к родной деревне, казалось, что второй раз на свет родился. Если бы не любил я эту землю, после армейской службы навсегда попрощался бы с Тышковичами. А то, что я выдержал три года студенчества, спасибо моей семье, которая поддерживала меня в критических ситуациях, вселила веру в собственные силы и способности. В 1976 году получил диплом, сдав государственные экзамены с оценкой «хорошо» по специальности «агрономия» с присвоением квалификации «агроном».
Слушая Николая Александровича, мне не впервые пришлось убедиться, что у каждого своя дорога. У одного гладкая, ровная, будто заасфальтировали. Как родился, иди по ней, не спотыкайся, не набивай шишек. Дорога бригадира Миховича – полевые проселки, лесные тропы. Извилистая дорога, неровная: и рытвин хватало, и выбоин. Пришлось пройти и дорогу тракториста, и пилорамщика, и полевода, и лесника, прежде чем найти себя, став преданным слугой матушки-земли, научиться выслушать и понять простого труженика-земледельца.
– Наряд у нас начинался обычно в семь часов утра, – вспоминает Нина Николаевна Котковец, бухгалтер второй комплексной бригады. – А к этому времени Николай Александрович на мотоцикле объезжал дома полеводов, вел разговор об объеме работ на период рабочего дня. По праздникам женщины прятались. Но от бригадира спрятаться невозможно было: находил в самых непредсказуемых тайниках и убеждал, а иногда стыдил самых строптивых. Выручали чаще всего Евдокия Петровна Новик, Екатерина Карповна Бартош, Татьяна Николаевна Малич, Екатерина Потаповна Новик, Ольга Григорьевна Сахаревич, Ольга Даниловна Бартош, Анна Петровна Терешко…
Зато на бригадном дворе Николай Александрович рассудительный, казалось, спокойный и уравновешенный, хотя люди что-то доказывают ему на повышенных тонах, руками машут, угрожают часто. А он опускает глаза вниз, стоит и слушает, как будто из вежливости, но в это время решает, как успокоить собеседника, остановить агрессию. Уважали его очень работники, так как всегда шел навстречу. Люди с полуслова понимали своего бригадира. Задания всегда конкретные – каждый знает, какой объем работы он должен выполнить. Его мотоцикл целый день колесил по полям: за работниками нужен глаз да глаз. Приходилось иногда самому садиться за рычаги трактора, чтобы продемонстрировать качество пахоты, культивации или дисковки зяби для молодого тракториста. Н.А. Михович был специалистом очень ответственным, поэтому не мог простить наплевательского отношения к выполнению профессиональных обязанностей любого работника, каким бы известным он ни был.  
Любить землю, по словам бывшего бригадира, нелегко. Невероятно сложно ощущать ее не только как средство для достижения цели, а как бесконечно живое, близкое, родное существо. Когда хорошо поработаешь и получишь неплохой урожай, приходит непередаваемое чувство удивительной сопричастности с землей. Как будто входишь в незримый контакт с очень дорогим тебе существом, предугадывая его малейшее желание. Причем нужно это в первую очередь самому человеку. Поэтому не случайно Николай Александрович вспомнил в беседе детскую сказку о Сивке-Бурке. Там молодец лошадку и купал трижды в утренних росах, и травой шелковой кормил, и на луга пастись выводил. Выкормил, доглядел – она его потом вынесла, спасла. Так и земля: она ведь платит благодарностью всегда лишь тому, кто относится к ней с добром, заботой, по-хозяйски. Чей удел – вечная тревога за судьбу отчего края.
– Хозяйственный человек наш Александрович. За совхозное добро более чем за свое душа у него болела, – рассказывает бывший механизатор Иван Александрович Онисковец. – Доберется мотоциклом на засеянное поле, остановится и пошел вдоль и поперек широкой нивы. Смотришь, увесистый дерн тащит на дорогу, железку какую-нибудь от сеялки или трактора, утерянный шланг. Машины, хотя и железные,  бывает, выходят со строя. Вот и теряются на поле сошники, стрельчатые лапы, шланги.… А они хуже сорняков: попадет в комбайн вместе с соломой такая железка – и остановится агрегат. Хорошо, если ненадолго. Ведь летний день год кормит.
Помню, убрали мы картофель в урочище Бабино в конце октября. Сеять озимые надо бы давно, а мы только картофельные комбайны отцепили. Однажды утром на наряд приезжает Николай Александрович с лукошком картофеля. Ну, думаю, бригадир новых семян раздобыл, но по настроению не видно.
«Плохо убрали, Иван, – говорит,– можно на всей площади прицеп насобирать. Еще ведь не заморозки, не снег, а мы уже ручки сложили. Завтра же людей приведу…».
И привел. Не знаю, до последней ли картофелины выбрали на том поле, но дня три с мотыгами усердствовали.
А что мне нравится: страшно не любил он лодырей и бездельников, которые только и думают, как бы меньше сделать, больше кусок оторвать для себя.
«Есть пчелы, – говорит, – а есть трутни. Трутня не переделаешь – пчелы выбрасывают их из ульев. Не будем и мы терпеть негодяев…».
Я целиком согласен с нашим бригадиром.
Природа часто любит преподносить сюрпризы. Вот и 1983 год был как год: весна запоздала со своим приходом, а сеять яровые надо было. За Рваной Канавой было запланировано поле под овес, а там почва сверху переувлажненная. Казалось бы, овес сей в грязь – будешь князь. Но дело в том, что оттаял только верхний слой, покрытый талой водой, а глубже земля мерзлая. Бригадир предложил председателю поменять поле или подождать хотя бы неделю: он не мог делать «на шармак» – совесть и профессиональный долг не позволяли. Руководитель хозяйства обвинил в бездеятельности, что сильно обидело любящего землю специалиста. А в итоге получилось то, чего следовало ожидать: овес не взошел, пришлось пересевать – потеряна не одна тонна семян, упущены драгоценные сроки.
А сколько раз приходилось доказывать руководителям (в колхозе имени ХХII партсъезда они менялись очень часто), что почву под картофель нужно готовить перед самой посадкой, иначе на тышковичских землях картофельные поля сорняками зарастут – лишние затраты топлива и снижение урожая клубней. Верили – и всегда оказывались в выигрыше.
– Самым удачным для хозяйства, – вспоминает Николай Александрович, – был период с 1976 по 1983 год, когда возглавил колхоз Кононец Виктор Васильевич, человек от земли, прирожденный руководитель, справедливый, честный человек, рачительный хозяин, высоко ценящий любого работника, какую бы должность он ни занимал. Благодаря стараниям председателя было построено новое здание правления колхоза, баня, мастерские, склад минеральных удобрений, сенобаза, два зерносклада, четыре коровника. И все это сделано в течение шести лет за средства хозяйства. Впервые при Викторе Васильевиче тышковцы получили тринадцатую зарплату. С ним работать было легко и интересно, потому что труд каждого работника был справедливо оценен и достойно оплачен. В 1979 году и я стал победителем социалистического соревнования и награжден значком «Победитель соцсоревнования Ивановского района», а в январе 1991 года был назначен управляющим цехом растениеводства и проработал в этой должности пять лет.
Говорят, что без хозяина и земля – сирота. Десять раз за свои двадцать пять лет бригадирства выходил Николай Михович на поле, где колосилась рожь, тянулась к солнцу кукуруза, чувствовал: – «Вот он, мой труд.Тяжкий, порой неблагодарный, но вложенный в эту землю. Я смог одолеть все преграды и добиться результата».
И, конечно, приятно было бригадиру, когда вырастает полновесный колос, с каждым годом становится продуктивнее стадо. Есть за что порадоваться самому и порадовать простого труженика, отдающего земле время, силы и умения. Поэтому Николай Александрович и теперь ценит прекрасные партнерские отношения с механизаторами, доярками, подвозчиками, пастухами. Всегда можно было положиться на Петра Васильевича Минюка, Семена Ильича Котковца, Петра Федоровича Бартоша, Ивана Александровича Онисковца, Петра Степановича Котковца, Андрея Степановича Котковца. Это добросовестные люди, которые работали не только ради зарплаты, а руководствовались законом совести, ориентируясь на качество выполненных работ.
Сын Николая Александровича Александр после окончания средней школы, получив в Мотольском УПК специальность тракториста и шофера, не стал искать высокооплачиваемой работы вдали от родной земли, а остался на малой родине, создал семью и 25 лучших лет своей жизни отдал полю. Пахал, сеял, убирал урожай, радуясь результату собственного труда. И так должно быть: где человек родился, там и пригодился.
Все, о ком шла речь в этом очерке, теперь уже бывшие: бывшие полеводы, бывшие механизаторы, бывший бригадир, так как в разное время ушли на заслуженный отдых. Но все они ощутили радость труда на земле, которую можно сравнить разве что с чувством, которое переживает человек, поднимаясь на вершину высокой горы. Тяжелый каменистый путь, каждый шаг дается ценою больших усилий. Но перед человеком благородная цель – достичь вершины, утвердив собственное достоинство. Николай Александрович Михович поднялся на свою вершину, а чувство собственного достоинства не покидает его вот уже семь десятков лет.

Иван Шпак,
председатель Тышковичской первичной организации ветеранов.