Телефоны рекламного отдела "Янаўскага краю" +375 1652 2 15 02 +375 29 635 01 17 Email: zviazda@brest.by  Версия сайта для слабовидящих

Общество

Храм Тернового венца

Количество просмотров:

В пасхальное воскресенье я вспомню невеселую круглую дату: пять лет назад, 28 апреля 2014 года, я увидел и посетил собор Парижской Богоматери.
Это был один из трех дней нахождения в Париже. Нашей группе в столице Франции повезло с  экскурсоводом, чего нельзя сказать о ее коллегах в Берлине и Амстердаме. Ни пожилая еврейка, ненавидящая все немецкое, ни грузинская врач-стоматолог не дотягивали до уровня профессиональных гидов. В Париже было по-другому. Эмигрантка из России давала ответы практически на все вопросы, интересно и глубоко, просто пропуская через душу, рассказывала о величественной истории Матери городов французских. Чувствовалось, что читает она французские источники, поскольку употребляла иногда собственные имена французских королей на французский манер. Если бы я не сталкивался в студенческие и аспирантские годы с переводами текстов по истории Франции, то для меня осталось бы загадкой, кто такие Clovice и Charlemagne (в русскоязычной традиции это Хлодвиг и Карл Великий).

Ее рассказ о Нотр Дам был не просто рассказом о великолепном архитектурном сооружении. Это был разговор о Доме Бога и о христианской истории Франции. В этом рассказе нашлось место и первому епископу Парижа Сен Дени, казненному на холме Монмартр (в православной традиции святой Дионисий)  и святой Женевьеве, которая в Православии почитается как святая Геновефа. Ее мощи были уничтожены во время Французской революции. Угроза нависла и над самим существованием собора Парижской Богоматери. Я спросил тогда: правда ли, что Робеспьер хотел уничтожить Собор? Наша проводница сказала, что храм стал, по сути, заложником: Максимилиан Робеспьер заявил, что если парижане хотят сохранить «символ мракобесия», то пусть выкупают его за деньги. Вероятно, это был первый в истории крауфтфандинг – то есть добровольное народное финансирование во имя общей благородной цели. Собор был спасен, правда статуи французских королей, которые его украшали, были обезглавлены. Впрочем, скоро был обезглавлен и сам Робеспьер.
Наша умница-гид указала на готический шпиль собора: «Там – Терновый венец Спасителя».
Сегодня шпиля нет. Значительная часть собора уничтожена страшным пожаром. Еще предстоит установить виновных в произошедшем, услышать версии следствия. Пока больше говорят о бестолковости рабочих-реставраторов, но уже слышны и голоса сторонников версии сознательного поджога. Конспирологи подозревают, что был поджигатель или поджигатели, целью которых являлся именно шпиль с Терновым венцом. В пользу их версии говорит то, что в последние месяцы во Франции было совершено порядка десяти попыток поджога либо осквернения христианских храмов.
Сегодня невооруженным глазом видна стремительная дехристианизация Западной Европы, и Франция в этом процессе давно заняла лидирующие позиции. Даже в дни после случившейся трагедии многие деятели рассуждают о соборе Парижской Богоматери, в первую очередь, как о памятнике архитектуры, а не символе духовности, хотя такой подход чреват предательством национальных и духовных корней.
Несколько лет назад  в телеэфире прозвучала новость о превращении одного из французских костелов в приют для беженцев: дескать, храм не представлял собой исторической ценности. Он был построен в начале ХХ века. Мой товарищ прокомментировал новость следующим образом: «Как можно говорить, что не представляет ценности храм, созданный в начале ХХ века? В нем несколько поколений француженок молились о возвращении своих мужей и сыновей с фронтов Первой и Второй мировых войн!». Безусловно, историчность храма вторична перед его первоначальным предназначением. И даже богатая история Нотр Дам в принципе не может определять его исключительно как архитектурное сооружение. Этот храм, в первую очередь, –  свидетельство христианских корней Европы, о которых она сегодня забывает.  
Монмартр, о котором уже упоминалось, в переводе означает «Холм мучеников». Именно здесь отрубили голову Святому Дионисию, именно здесь сегодня находится храм Святого Сердца Христова (Sacre Coer). Фронтон базилики украшают две статуи – Жанны д'Арк и короля Людовика Святого. Именно Людовик Святой за огромные деньги в ХІІІ веке приобрел для Франции Терновый венец, до этого принадлежавший византийским императорам. С тех пор он хранился в Нотр Дам как одна из величайших реликвий христианского мира.  
Когда начался пожар 15 апреля, Терновый венец удалось спасти. Устояли и стены собора, которым уже без малого девять столетий. В этих стенах в 1302 году проходили первые Генеральные штаты (прообраз парламента Франции), они слышали приговор рыцарям-тамплиерам, видели коронацию императора Наполеона. Здесь, на небольшом острове посередине Сены, История не единожды определяла путь развития Цивилизации.
На площади перед собором и тем более в его стенах не галдят туристы. Поток людей в собор движется молчаливо и благоговейно, как бы осознавая важность самого нахождения в этом месте, где воедино слились Религия и История.
После 15 апреля 2019 года многие при виде этих стен  будут плакать.

Игорь Гетман.